Дневник Врат Балдура Вильям Рекуотер # 9 Шахты Нашкеля Глава 2

Дневник Врат Балдура Вильям Рекуотер # 9 Шахты Нашкеля Глава 2

Вначале, ещё до осознанного пробуждения, была жуткая боль, она пульсировала по всему телу, отбиваясь от костей, кожи, суставов и хрящей. Можно сказать что боль разбудила меня, дойдя до той точки, когда ее невозможно игнорировать, однако, я как мог, пытался не двигаться, даже дышать не хотелось, потому что от воздуха поднималась грудь, и боль вонзалась в кости. Но так не могло долго продолжаться, забавно как сильно мне было плохо, что я даже не сразу вспомнил от чего, собственно, мне настолько нехорошо. Подозреваю что бредил большую часть времени. После принятия агонии тела, в которой я находился, я попытался открыть глаза, и это вышло, увидев надо мной лица моих спутников. Все они разом громко выдохнули и одобряющее закивали, попутно что-то говоря, я не слышал. Не сказать что я был рад вспомнить как оказался здесь, но было приятно осознавать нашу победу. Я лежал на пыльной, видимо полностью заляпанной кровью кобольдов земле, и хоть она была сырая, моя спина всё равно находила всё новые и новые болевые точки. Кхалид нагнулся ко мне поближе, я увидел треснутый шлем, синяки на лице и нервную улыбку, которая приоткрывала сломанный передний зуб. Что меня смутило, у него отсутствовали брови, вернее они выгорели имея соответствующий запах, видимо на моем больном лице отразилось удивление, так как Кхалид быстро ответил на мой немой вопрос.

  • Это всё ты. - Сказал он, указав на белое место там, где у него были брови. - Не думал что магические посохи возможно так использовать, но я даже рад, лучше ходить без бровей, чем не ходить вовсе. - Затем он выпрямился и куда-то пошел. Мне тоже захотелось встать, но чьи-то руки осторожно опустились на мою грудь, даже от такого легкого прикосновения по телу прошла волна жгучей боли, от которой я снова опустил голову. А после, уже Имоен показалась мне, именно на ее ногах покоилась моя голова. Она выдавила из себя натужную улыбку, и я содрогнулся от количества крови на ее лице, даже волосы слиплись, а грязные руки были в царапинах. Мне стало ее очень жаль, наверное она испытывала боль не меньше моего, я видел как она кружилась вокруг кобольдов, и даже не представлял какие травмы у нее могут быть. Я постарался как можно сильнее напрячься, чтобы подать голос. Но слова застряли в моей сухой глотке.

  • Не нужно, молчи, ты сделал достаточно, постарайся расслабиться. - Когда Имоен закончила, боль еще сильнее напомнила о себе, на этот раз в виде судороги, кочевавшей от рук к ногам и телу, циркулируя в хаотичном порядке, через какое-то время, меня трясло всего. 

Она нежно поцеловала мой лоб, мило улыбнулась, и на пару секунд я забыл про боль, наслаждаясь нашей секундной близостью. Чем больше я был в сознании, тем сильнее понимал что нам нужно двигаться, вспоминая ужасную битву я содрогался, мы потратили столько сил для того, что бы разобраться с горсткой кобольдов? Если нам было так тяжело тут, то что будет нас ожидать ещё ниже? От этой мысли мне стало не по себе. Тем более когда я не могу даже встать, в таком положении я скорее буду обузой для всех. Не понесут же они меня на носилках вглубь железного карьера, я не имел представления сколько дней, или недель мне нужно на восстановление. Возможно мы убили большинство кобольдов мешающих работать, но основную проблему так и не решили, железный кризис не могли спровоцировать ящеры в пещере, за ними явно кто-то был. И тут я ярко вспомнил выстрел из лука в прыжке, мне было интересно узнать в кого попала Имоен и для чего она это сделала? Дальше мыслить было невозможно, всё моё внимание заняла, вернее, вытеснила боль, я зажмурился, но от судороги это не спасало, более того, начало ломить кости, нахлынула слабость, я впал в забытее. 

Мне снился Кэнделкип, моя старая комната, я вышел из нее и помчался в сторону библиотек. Но на входе стояла жуткая фигура, вся в доспехах, горящие глаза, шлем с рогами, даже поза источала враждебность, а еще…родство? С одной стороны мне было страшно, но с другой, я хотел показаться сильным, умелым, кровожадным существом, чтобы задобрить этого незнакомца. Небо резко омрачилось, подул ветер, пыль разбрасывала вокруг нас страницы из книг, которые я любил больше всего. Я продолжал нерешительно стоять, и тут вспомнил смерть Гориона, фигура тут же заговорила, страшным, грубым, гортанным голосам.

  • Ты слаб, ты так слаб, мальчик…ты недостоин той силы которую я дал тебе, слишком добрый, слишком мягкий, слизняк!

Я резко очнулся, инстинктивно дёрнувшись, затем вскрикнул от боли, тяжело дыша я широко смотрел на Имоен, она никуда не ушла, она была рядом…

  • Тише, тише… - Она снова улыбнулась мне, ее глаза смотрели на меня и от этого я захотел встать, помочь ей, мне было стыдно за то что она видит меня таким.

  • Я…я…- Голова взорвалась вспышкой, в одну секунду в нее напихали воспоминания о том что я сделал, кровь, везде кровь, я стою с посохом, от меня исходит жар, я начинаю рычать…

  • Он может идти? - Рассад наклонился, его лысая голова была на удивление чёрная, как будто в саже. - Нам нужно уходить отсюда, срочно, на такой запах может пожаловать твори и похуже. - Он говорил быстро, вечно оглядываясь. - Давай я его понесу, да не переживай, нам нужно торопиться.

Затем его руки подняли меня, я застонал, а когда он положил меня к себе на плечо я думал, что мой желудок выдавит позвоночник, а ребра треснут один за другим. Я видел как Джахейра с Кхалидом идут за нами, а Дорн быстро прошел возле меня, оставив за собой неприятный запах горелого мяса. При каждом шаге Рассада меня тошнило, кружилась голова, глаза болели и я чувствовал как из-за рта капает слюна, затем мы вышли куда-то, где стало светлее и я снова отключился. На этот раз сна не было, я скорее дремал, каждый глубокий вздох был наполнен красной вспышкой боли. Мне слышались обрывки фраз.

  • …тут бумаги…

  • …полная задница!

  • …нужно разбить лагерь прям…

Меня разбудила Джахейра, она сидела напротив меня, обмывая раны на руках и промакивая лицо куском ткани. Я заморгал, тело вновь напомнило о боли, на мгновение мне захотелось отделиться от него чтобы ничего не ощущать.

  • Вот, постарайся выпить. - Она открыла мне рот и что-то влила в горло, вязкое вещество полилось прямо в желудок, на пути оставляя приятный холодок.

  • Что это?

  • Какая разница? От него тебе станет лучше. - На миг я огляделся. Мы все расположились в обжитой пещере с кроватью, шкафом и тумбами. По среди комнаты был сундук на котором сидел Рассад, мрачно смотря на пол. У входа стоял Дорн, даже сейчас я видел как ему хотелось продолжить рубить кобольдов.

  • Что произошло? - Джахейра весело посмотрела на меня, на ее обветренном лице заиграли шрамы, а треснутые губы разошлись в улыбке.

  • Ты убил их всех, запустил цепную молнию…я такого раньше не видела, нас тоже задело, но скорее отдачей от той мощи. - Неожиданно я вспомнил про Имоен.

  • Где Имоен?

  • Спит в соседней комнате, с ней всё хорошо, постарайся заснуть, я сделаю всё возможной, скоро мы двинемся назад, мы нашли кое-что, потом поймёшь..этот железный кризис не так прост как я думала. Но это потом, сейчас тебе нужен отдых. - Я рассеянно захлопал глазами.

  • В кого она попала?

  • В предателя, он один, как я думаю, из длинной цепочки заговорщиков, они мутят слишком много воды, я всё объясню, а теперь, пожалуйста, спи. - Я так и поступил. Сон не сразу пришел, но на удивление мне действительно стало лучше, я подозревал что Джахейра дала мне наркотик, тело продолжало трясти, так я продолжал сидеть с закрытыми глазами, а тишина поглощала меня. 

Мулахей стоял за невзгодами в Шахтах, теперь когда он мертвый, я узнал небольшую крупицу правды, нам срочно нужно двигаться дальше, к человеку по имени Тазок, он заправляет большим лагерем бандитов в лесу далеко от шахт.  Удивительно как человек может приспособиться к любым условиям существования, Мулахей перебывал прямо под землей, дышал забитым воздухом многие дни, не видел ничего кроме новых кобольдов и писем своего хозяина, и всё же следовал какому-то плану по подрыву экономики. Зачем творить подобное зло? Во имя чего или кого? Неужели его жизнь была настолько невыносимой, что он решил идти по жизни такой дорогой? А после всех лишений быть убитым стрелой Имоен в сырой пещере… Видимо в таком мире я живу, и чем быстрее я к нему приспособлюсь, тем дольше проживу. Те шахты многому научили меня, оглядываясь назад мне становиться странным, что я пытался жалеть мёртвых кобольдов, или других монстров, теперь же, я не испытываю к ним ничего кроме ненависти. Что касается той силы которая спасла меня…я много думал над этим и твёрдо решил обуздать ее, раз я смог вызвать к ней тогда, смогу ещё раз. Но нужно быть осторожным, практиковаться в одиночку, что тяжелее чем кажется, особенно в последнее дни, когда я по большей части сплю и пишу это. После битвы мы без приключений выбрались на свежий воздух через потайной ход, и я снова увидел небо, почувствовал холодный ветер в волосах и улыбающуюся Имоен. Я пришел в ужас насколько плохо мы все выглядели - все изранены, и в ободранных вещах, на доспехах Дорна не было живого места, а его лицо все заполонили синяки, про жуткие виды гематомы на голом теле Рассада я промолчу. Моя мантия превратилась в грязную тряпку вперемешку с кровью, хорошо хоть сумка с припасами чудесным образом оказалось нетронутой. Казалось меньше всех пострадала Имоен, первым делом как мы вышли под открытое небо, она тут же побежала в город за лекарем мне и остальным, и не успели мы пройти и половины пути, к нам на встречу вышел чуть-ли не весь Нашкель. Стражники одобряющие хлопали нас по побитому телу, селяне, широко открытыми глазами таращились на раны, а местные власти со слезами на глазах поздравляли нас. Чем ближе мы подходили, тем больше людей становилось вокруг нас, всем было интересно как мы вернулись живыми и одержали вверх над кобольдами. Их интерес только сильнее напомнил нам об усталости и ранах, Дорн вообще шагал как будто никого не было, Рассад приветливо махал всем рукой, Джахейра с Кхалидом несли меня под руки, а Имоен прокладывала нам путь впереди гордо подняв голову. Нам выделили лучшие покои в дорогой гостинице, предоставили хорошую еду и подчинили доспехи, хотя по больше степени принесли новые. Каждый день к нам приходили местные жители с едой, или сердечными благодарениями. Имоен навещала меня каждую ночь, она перевязывала мои раны, целовала их, а я не мог поверить что мы сделали это. Однажды ночью, когда мы с Имоен тепло обнимались под простынями, я подумал сколько же всего еще нужно сделать, но даже трудности меня не пугали, я знал с кем я иду рядом, я был в них уверен, даже если я умру, так и не добившись цели, мне будет приятно что я бился подле них.


Если кому-то интересно, выпуски будут выходить реже, из-за постоянных отключений света у меня дома. Но вы не скучайте, в интернете итак много интересного)

72

Комментарии

Войдите на сайт, чтобы оставить свой комментарий...