Дневник Врат Балдура #8 Шахты Нашкеля

Дневник Врат Балдура #8 Шахты Нашкеля

Вот и всё, приготовления закончены, Рассад вместе с Дорном полностью готовы к походу. У всех на спине большие сумки со всевозможной провизией, у меня много еды, пара лопат, а так же кирка, на крайний случай. Мы выглядим скорее как туристы, чем  серьёзные воины, не так я себе представлял это, но уже как есть. Перед выходом ко мне пришла Имоен, мы с ней тепло поговорили, дав обещания друг другу, что оба вернемся на поверхность, немного не по себе от таких клятв.  Нервничаем не одни мы, Кхалид всё время возится со своим мечом, перекладывая его с правого бока на левый, Джахейра без конца пересчитывает свои зелья, Рассад при любом удобном случае растягивается, а Дорн, на удивление молча ждет, мрачно взирая на горизонт. Совсем скоро нам нужно идти, дальше я буду писать или после нашего похода, или, если всё будет нормально, прямо во время привалов, о пока есть время, я хочу видеть Имоен.


Наш отряд вышел рано утром, даже солнце не успело попрощаться с нами, как мы шагали к смертоносным шахтам Нашкеля, откуда появились все эти напасти связанные с железом, а так же некоторыми смертями. Зато ветра было хоть отбавляй, он так сильно дул, что казалось, подавал нам знак развернуться, переждать в безопасном месте, проникая через мою утепленную тунику, ботинки, но больше всего нападал на руки, заставляя спрятать их в карманы. Чёрнокрыл летел рядом, придавая уверенности, Кхалид вел нас, Дорн был замыкающим. Мы проходили песчаные насыпи, небольшие, давно заброшенные карьеры со всяческими инструментами, вокруг ни души, лишь мерный топот собственных ног. Я задумался ненадолго, что возможно, это одно из тех путешествий, после которых не возвращаются прежними, меня передёрнуло, но я продолжал идти.   Совсем скоро мы все вышли прямо ко входу  в шахты. Нас встретили дюжина охранников, полностью замёрзшие, усталых, заспанных, они неохотно предупредили нас о таящихся впереди опасностях, а затем расступились, отводя глаза. Быстро посовещавшись, мы решили пустить в перед Имоен, потому что она имела хорошие навыки для разветки обстановки. Спустя мгновение я вошел в шахту.


Первое, что мне запомнилось - это забитый пылью, грязью, дымом и еще непонятно чем воздух. Он был настолько тяжелым, что первые шагов двадцать я пытался дышать не так часта, но не смог долго продержаться. С виду казалось что в шахте всё, как всегда, было даже несколько рабочих, отчаянно пытаясь долбить кирками породу, а так же пара стражников ближе к входу на второй уровень шахт, которые больше спали в грязной форме, чем несли долг, мы спустились ниже. Воздух тут не изменился, зато звуков прибавилось, странные завывания и редкие гавканья напомнили нам что опасность может быть на любом углу. Тут было темнее, сырой пол, в некоторых местах которых были лужи, был усеян всяким хламом, и лиши изредка мы видели небольшое свечение, буквально на границе зрения. Зажгли факелы, Имоен пошла чуть вперед, Дорн оказывается хорошо ориентировался в темноте, не испытывая нужды в свете. Мы аккуратно шли вперед, всё чаще слыша чей-то рык, и вот появилась взволнованная Имоен, она быстро доложила нам, дальше стоит приличных размеров лагерь кобольдов, среди них много лучников и несколько шаманов. Варианта обойти, и не привлекать внимания у нас не было, нам нужно было максимально глубоко спуститься, так что оставалось быстро перебить драконопоклонников. За счёт момента неожиданности нам удалось выиграть несколько драгоценных мгновений, пока большинство гоблинов просыпались, мы быстро приканчивали их, но даже в таких условиях,  они успели дать бой, очень короткий надо признать. Схватка закончилась за пару минут, но крови и мусора было разбросанно много. В одной из палаток, Имоен нашла подобие рисунка, где несостоявшийся художник пытался изобразить морду дракона, оказывается среди них была творческая личность. Мы потушили костер и двинулись по кишке тоннеля дальше, подмечая про себя что пол теперь стал сухим. Чем глубже мы спускались, тем хуже становилось, воздух, с потолка капала какая-то жижа, мои ботинки то и дело наступали на острые осколки железа, руды, брошенных инструментов. А так же я сильно пережевал за Имоен, так как она вела нас, я практически не видел ее, и при каждом ее появлении радовался будто первой встрече. Дальше нам предстояло куча мелких стычек со всё теми же кобольдами, в крохотных туннелях, они пытались драться с нами по одному, держа нас в ряд, но как только нас зажимали в узком проходе, я тут же приказывал Чёрнокрылу подлететь к ним за спины и отвлечь любыми способами. Иногда это работало, и тогда Кхалид или Дорн быстро прорубали нам путь дальше, а иногда всё тот же Дорн отбивался от надоедливых кобольдов несколько минут. Спустя пару часов таких драк, все мы с ног до головы покрылись их вонючей кровью, от которой исходил пар. Но опаснее всего было встретить лучников с горящими стрелами, они выбивались из общего черного цвета пещер, заставая нас  врасплох. Пара стрел попала в Дорна, но благодаря броне лишь отскакивали тлея. Рассаду везло меньше всего, из-за его отказа от верхней одежды, он весь был в непонятных царапина и синяках, однако, в отличие от тела, его дух был твёрд, а настрой вернуться, казалось увеличивался с каждым побеждённым врагом, меня это вдохновляло. 


Идя дальше, тварей становилось больше,  мы разворошили улей, теперь их было по шесть, десять особей, бои участились, за каждым тёмным поворотом нас поджидал мелкий, кровожадный монстр, размахивая копьём, собранным из мусора. Благо для Кхалида, Рассада и Дорна они не представляли особых проблем, пока они трое вырезали их, я с Джахейрой прикрывали их спины, лишь изредка вступая в бой. Надо сказать, наблюдать за работой этой троицы было занятно, то как они работали в команде, не произнеся ни одного слова друг другу было поразительно. Их бойцовские навыки говорили лучше любого языка, Дорн вообще получал огромное удовольствие от каждой смерти, Рассад аккуратно подсекал кобольдов, иногда нанося удары прямо в лица ногой, он делал это в самые короткие мгновения замахов Кхалида или Дорна, Кхалид, защищаясь щитом, рубил ноги, руки, иногда головы. В их движениях можно было узнать настоящую команду, случалось что на Дорна накидывались сразу несколько кобольдов, и тогда Рассад или Кхалид быстро помогали ему, не забывая прикрывать друг друга. За всё время, я лишь несколько раз применил заклинание, а Имоен выпустила стрел пять, точно меня в голову. Тупое упорство кобольдов озадачивало меня, в их нападениях не было ни логики, ни тактики, пытаясь взять нас числом, они раз за разом дохли как мухи, даже не задумываясь о том, чтобы сменить подход. Мне начинало казаться что они чьи-то куклы, ведомые чужой волей, без страха и сомнений, идеальная машина, не требующая ничего.



В какой-то момент мы все вошли на большое пространство внутри пещеры, где нас поджидала целая стая. Воздух дрожал от множества голосов и криков, земля, на много метров засыпана мусором, а над нашими головами зияла черная пустота, не давая представления о том, что находится там. Дорн с яростным криком первым бросился в атаку, за ним трусцой побежал Кхалид, замыкал троицу Рассад, а я лишь успел забросить кобольдам подарочек в самый центр их толпы, в виде огненного шара, после которого каша из плоти и крови окропила всё вокруг. Нам ничего не оставалось, как принять бой с превосходящими по силам противником, это было как в пьяном бреду, толпы краснокожих ящериц накинулись на нас подобно одному организму, им не было конца, Чёрнокрыл защищал меня как мог, откусывая всем кто ко мне приближался носы или выклевывая глаза, пока я размахивал посохом, колдуя, руки нагревались, в груди начало загораться пламя от крови вокруг, кровь, везде кровь, на глазах, ладонях, одежде...Я видел как ловко Имоен владеет кинжалами, грациозно уворачиваясь от коротышек, быстрыми ударами прекращая их жизни, или как возле меня выросло небольшое дерево, встало, и начало разбрасывать гоблинов по стенкам с неприятными, чавкающими звуками. Потом был рычание Дорна, он рубил с такой скоростью, что кровь от прошлых нападавших не успевала падать на его броню, как он уже наносил следующий удар, Рассад буквально прыгал по полю боя, то и дело странно уворачиваясь, выворачивая кобольдам руки или разбивая головы. Мы все пылали схваткой, слились с ней. Не успевая говорить, дышать, хотя бы на секунду отвести глаза. И тут один из кобольдов подобрался ко мне со спины, пока я концентрировался для заклинания, он воткнул мне в бок свой кинжал, меня пронзила дикая боль, в глазах вспыхнуло белым и я упал. Эта тварь хотела прикончить меня, но я перекатился,  выпустив в её сторону разряд молнии, его разорвало на части буквально в нескольких сантиметров от меня, облив с ног до головы его внутренностями. Я ничего не видел, замешкался ещё на несколько минут и снова упал на одно колена, а потом получил удар в нос такой силы, что снова оказался на спине. Из-за крови я не видел кто меня ударил, было вполне возможно что я попался под чью-то руки или ногу, но потом в правую ногу что-то воткнули и я понял что дела мои плохи. Я не смог позвать на помощь так как охрип, пытаясь вытереть ошметки кобольда с лица, я размахивал посохом, пока не почувствовал что попал по кому-то, затем я вскочил на ноги с одним открытым глазом, увидел лежавшего кобольда, который пытался встать и тут же разбил ему голову посохом, и только после этого на меня навалилась вся боль. Я встал на колена, в глазах двоилось, было настолько плохо что я не мог поднять голову, руки дрожали, было больно просто дышать, я понимал что скоро потеряю сознание, а дальше меня убьют.


И в тот момент я взмолился к той силе, что просыпалась во мне до этого,  я не хотел использовать её, но мне нужно было прожить ещё немного, я откуда-то знал что сила поможет мне, если не исцелит, то по крайней мере не даст умереть, посреди вонючих, никчемных созданий, и я просил силу выйти. Я умолял что-то внутри себя, и оно оскалилось, сжалилось, затем как паразит вонзилось в меня, и боли стало ещё больше, я ощущал как из глаз текла кровь, как дыхание превратилось в животный хрип, а тело ломило от притока, меня выгнуло дугой, а через мгновение в груди захлестало пламя, я кричал, настолько, насколько это было возможно. Оно начало поглощать меня, превращать в что-то, и лишь небольшой участок сознания понимал происходящее, и я воспротивился, заставляя вернуть контроль над моими мыслями, телом, оно не соглашалось, эта сила показалась мне неприступным бастионом, которую невозможно сломать или подчинить себе, но я оказался сильнее. И в ту же секунду я вновь стоял на поле боя, где продолжалась кровавая баня, а мои спутники от чужой крови стали липкими, чёрными силуэтами, безмолвно продолжая убивать кобольдов. Голова кружилась, страшно тошнило, подкашивались ноги, но я заставил себя выдавливать заклинания, будучи практически на пике своих сил, битва и не думала заканчиваться, так что мы сражались дальше.


Мимо меня пробежала Имоен, на ходу меняя кинжал в руке, на стрелу из колчана, быстро воткнув в глаз одному из кобольдов она запрыгнула на его плечи, и оттолкнувшись, подпрыгнула высоко вверх, быстро достав лук, она прямо в прыжке выпустила стрелу, я не видел в кого она метила, но после этого кобольды укротили свой нрав, атакуя не так часто, а некоторые и вовсе бросая оружие, но расслабляться было рано, передо мной вновь возник противник. Я устало, практически без эмоций поднял руки для простенького заклинания, но ничего не произошло, я был выжат до конца, а кроме посоха ничего не было, и я решил сражаться им. Где-то рядом раздался жуткий грохот, я обернулся, это призванное дерево Джахейры упало под наплывом кобольдов, повернув голову обратно, меня ждало целых три новых кобольдов, рыча, что-то гавкая, они шли на меня. Я сжал посох по крепче, иногда, в Кэнделкипе, меня учили как обходиться с палкой местные охранники, но реже чем я запоминал бесполезные исторические даты на уроках, я ничего не помнил о боях. Я призвал к себе Чёрнокрыла, и он тут же повалил одного из противников, вгрызаясь в его лоб, но из-за окружающего гула, я не слышал ничего, один из кобольдов хотел вспороть мне живот, но я отпрыгнул назад, и тут же попытался ударить его в лицо, это вышло, и он, с кривляниями упал на задницу, держась за нос. Затем атаковал второй, так же неуклюже, но от изнеможения левая нога подкосилась, и я сам напоролся рукой на его нож, руку лишь зацепило, оставив небольшой порез на ней, но этого хватило чтобы я выронил посох, держать тяжеленную палку одной рукой сил не было, оно довольно оскалилось, облизало свои маленькие клыки и снова атаковало, но теперь с большей смелостью. Я увернулся, и ногой, так как я был выше на три головы его, попал прямо в зубы, я не готовил этот удар, а просто выбросил ногу, и если бы не попал, то упал бы на землю. Кобольд отшатнулся, внезапно я вспомнил про другого, того я стукнул посохом, но оглядевшись, понял что меня уже окружили, кобольды шли на меня одним кольцом, все оборванные, грязные, непонятно во что одетые. Мне стало страшно, я не мог ничего придумать, лишь стоял из последних сил, весь покрытый судорогами. Снова призвал к себе Чёрнокрыла, отметив, что он выглядит не лучше моего, так я пялился на них пару секунд, мне казалось жизнь покинет меня прямо тут, как же было страшно. И внезапно в наш небольшой круг, как цирковой акробат влетел Рассад, измазанный кровью кобольдов, он выглядел как берсерк из старых преданий о героях. Он двигался настолько быстро, что я не видел его ударов, это закончилось спустя мгновение, может пару секунд, я стоял пораженный и напуганный, а Рассад сурово оглядел тела, убеждаясь что все мертвы, он посмотрел на меня кровавым лицом, засохшая кровь сделал ему жуткую маску из корки, и это был не тот, кто добродушно принял вызов Дорна в Нашкеле. Он спросил:

  • Ты сможешь сражаться?

Я отозвался хрипом, разведя руками, он кивнул, подошел и осмотрел рану на руке, хотя сам уже весь был порезах разной свежести.

  • Их слишком много, тебе придётся что-то придумать, даже ярости Дорна на долго не хватит, сейчас он в боевом безумии, Черный мечник прекрасен как некогда в своей стихии, но даже эта сила имеет придел, я буду рядом, а ты придумай как нам выбраться отсюда. 

Что я мог придумать? Да и ещё в таком состоянии, меня вырубало каждые несколько секунд, а если бы не Рассад, я бы наверное был мёртв. И тут мои глаза наткнулись на лежавший посох, идея в голове появилась настолько неохотно, как если бы кто-то её туда запихал ногами. Я попросил Рассада дать мне посох, и держать меня, чтобы я не упал. Никогда я не держал тяжелее вещи в своих руках чем в тот день, собрав все оставшиеся силы, я начал концентрироваться на дурацкой палке, я знал что внутри у нее молния, но ее силы было недостаточно для поражения нескольких целей, и я пытался усилить эффект. Кожа в том месте где я держал посох, начала кровоточить, трескаться, а живот крутило рукой, но Рассад держал меня и я продолжал. Это была не боль, тяжело описывать такие чувства, но сильнее всего оно похоже на долгий прыжок с высоты, меня затягивало в тёмное место, одновременно с этим я оставался там, в руках Рассада. После был гулкий звук, он продолжался какое-то время, после чего я потерял сознание. 


57

Комментарии

Войдите на сайт, чтобы оставить свой комментарий...